А. Т. (lysenkoism) wrote,
А. Т.
lysenkoism

Categories:

Про Пантоху, советскую школу и критическое думанье


Исторег pantoja намедни разоблачил советскую школу - в том, что воспитывала патриотизм, не останавливаясь даже перед "фальсификациями". Недоразумение,однако, вышло с тем - кто же, что и как "фальсифицировал". И фальсифицировал ли.

В качестве наглядного примера вины советской школы Пантоха называет распространение истории первого русского воздушношарника Крякутного, который, как считается некоторыми, является плодом фантазии и фальсификации известного собирателя книг и рукописей А.И.Сулакадзева (1771-1830) (обратите внимание на годы жизни, вам не почудилось - это человек 18-го века...).

Выясняется, что у исторега Пантохи какие-то странные представления об источниках. В качестве аутентичного примера как бы официальных пропагандистских материалов СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ он приводит авторскую разработку провинциального учителя образца 2009 года и некий кусок текста без выходных данных.

При этом он искренне (?) полагает: "Приведенный мною пример показывает, что советское образование основывалось на лжи и фальсификациях, к-е играли в нем ведущую роль".

2009 год. Советская школа. Ну вы поняли, да? 

Пантоха не сдавался:
"Советское образование при том, что выдержки я не из гимназических пособий привожу.."

Вот именно, ты приводишь выдержки хрен знает откуда - но точно не из официальных циркуляров советской школы.

Причём здесь вообще "советская школа" и "советская наука" к истории Крякутного??? Возникла-то она и распиарена была задолго ДО РЕВОЛЮЦИИ, когда никакой "советской школы" в помине не было.

Историю Крякутного записал в начале 1800-х А.И.Сулакадзев со ссылкой на некие семейные документы. (Советская школа?!)
Пионер истории отечественного воздухоплавания А.А.Родных (1901) написал статью в журнале "Россия" с выдержками из рукописи. 
В 1910-м рукопись Сулакадзева была опубликована журналом "Летун". В том же году отдельные листы рукописи экспонировались в германском Музее истории науки и техники (Мюнхен).
История Крякутного вошла в статью «Аэронавты» Нового энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1911-1916) (т.4, с.455-456; автор статьи - С.А.Бекнев). 
Историк отечественного воздухоплавания К.Е.Вейгелин (1911/12) включил её в свою "Азбуку воздухоплавания". 
И т.д.

Таким образом, статус полноправного источника по истории отечественного в/п рукопись Сулакадзева получила именно до революции!

Так причём же здесь советская школа? Советская наука? Советские "фальсификаторы"? 

Мне пришлось несколько раз в разных видах повторять вопрос:

"Где у Вас доказательства, что СОВЕТСКИЕ авторы научной и учебной литературы ФАЛЬСИФИЦИРОВАЛИ историю с Крякутным?"

Но Пантоха ушёл в несознанку, повторяя заклинания про "целенаправленную фальсификацию", которая "злонамеренно использовалась". ЧЬЯ фальсификация и КЕМ использовалась - это он всячески обходил.

Тут за Пантоху вписался чуть более эрудированный dmdobrowolski . От этого стало только интересней.

Добровольский многозначительно пишет: 

"Авторы сборника "Воздухоплавание и авиация в России до 1917 г." (1956) знали, что в выписках Сулакадзева есть подчистки и сами об этом писали. Однако от использования этой рукописи не отказались."

Понимать надо так, что авторы указанного сборника - и есть те самые злые "фальсификаторы". Однако информации недостаточно - что же именно авторы "знали", что "писали" и от чего "не отказались"? 

Хорошо бы, конечно, сам сборник почитать... Но книга уж больно редкая.

Добровольский любезно отослал меня к сообщению В.Ф.Покровской (1958, обратите внимание на год), которым, как оказалось, и вдохновлены высказанные им претензии.

Суть сообщения Покровской в следующем: путём долгого разглядывания исправлений Сулакадзева она догадалась, что слова "нерехтец крякутной фурвин" переправлены из "немец крщеной ф..".

"Для окончательной расшифровки и для объективного доказательстваправильности нашего чтения мы прибегли к способу фотоанализа. Сотруд­ник Лаборатории консервации и реставрации документов АН СССР Д.П.Эрастов сфотографировал для нас исправленные места текста и сде­лал несколько отпечатков с большим увеличением. При этом ясно выри­совались буквы, надписанные позднее с нажимом на фоне значительноболее бледных штрихов первоначального начертания слов. Стало возмож­ным прочесть под словом «фурвин» фамилию «Фурцель» (возможно, ис­порченное «Вурцель»)."

Тут дело в чём. То, что в рукописи Сулакадзева имеются исправления - видно невооружённым глазом. И всегда было известно - ибо фотокопия рукописи была опубликована ещё в 1910 году, а исправления там очень грубые. Другое дело - что же он правил и зачем. Мне вот непонятно, зачем Сулакадзеву было "фальсифицировать" самого себя? Зачем в СВОЕЙ рукописи делать исправления подобного рода, да ещё и столь явные? Не проще ли взять и переписать заново (а оно недлинное, ага) - ради такой-то сенсации.

Из книги Козлова


Но хорошо, допустим, что Покровская права. И что из этого следует? Что первым русским воздушношаристом в 1731 г. был не Крякутной, а крещённый немец Фурцель? )) Или что рукопись надо теперь выбросить и больше никогда не публиковать? Я лично - не понял. 

Из-за наличия правок Покровская призывает не считать рукопись Сулакадзева сколько-нибудь достоверным источником. Но тут же добавляет: "..до тех пор, пока не обнаружатся подлинные«Записки Боголепова»". Это примерно как сказать - "Книгу Велеса" нельзя считать достоверной, пока не будет обнаружено полное собрание сочинений товарища Велеса". 

В заключение Покровская высказывает довольно странную претензию. Оказывается, составители сборника "Воздухоплавание в России до 1907 года" (1956, обратите внимание на год) якобы недостаточно прислушались к её мнению.

"Составители сборника — хотя им известно наше чтение и данные фотоана­лиза, подтверждающие его, — ограничились в этом издании весьма неопре­деленным примечанием о том, что в «записи за 1731 г., рассказывающейо подъёме рязанского воздухоплавателя, имеются некоторые исправления,затрудняющие прочтение части текста, относящейся к лицу, совершившему подъем». Такая общая, ничего не уточняющая отговорка не избавит специа­листов от переоценки документа в связи с новым его прочтением, по­скольку перед ними стоит задача большого значения — восстановить пер­вые моменты истории русской авиации".

Добровольский полагает, что Покровская тем самым обвиняет авторов сборника в сознательной фальсификации. Мы, однако, надеемся, что самого сборника он не читал, а лишь интерпретирует претензии Покровской. Ибо ни у кого в трезвом уме не повернётся язык назвать авторов сборника "фальсификаторами".  

(В этом месте я неожиданно достаю из широких штанин упомянутый сборник 1956 года.) 

Дело в том, что авторы сборника поступили истинно мудро и прозорливо - в отличие от остальных материалов сборника, которые даны в текстовой расшифровке, рукопись Сулакадзева они дали в прямой фотокопии, не навязывая читателю никакого прочтения. Своё мнение каждый может составить сам.

Более того, авторы, как мы помним, специально указали: 
"В рукописи Сулакадзева в записи за 1731 г., рассказывающей о подъеме рязанского воздухоплавателя, имеются некоторые исправления, затрудняющие прочтение части текста, относящейся к лицу, совершившему подъём".

Написанное - чистейшая правда. И любой может в этом убедиться - исправления действительно имеются и прочесть действительно сложно. Обратите внимание - никакого "Крякутного" в сборнике нет. 

Вы скажете - а как же "открытие" Покровской? как же Вурцель? Почему авторы его не упомянули? Но вот заковыка. Сообщение Покровской (по-видимому, первое на эту тему) напечатано лишь в 1958 году. Насколько можно понять, до этого она свои "сомнения и открытия" не публиковала. А книга - двумя годами раньше, в 1956-м. Ещё вопросы есть?

Даже если авторы знали её мнение - почему они были обязаны его как-то излагать в своей книге? На что им ссылаться, на "личное мнение т.Покровской, высказанное за рюмкой чая"? А если они просто не разделяли его? Мало ли, кто что "разглядел" - текст от этого в одно мгновение не перестал быть "классическим". А если бы т.Покровская через месяц поменяла своё мнение - нигде не зафиксированное! - кто бы отвечал за порчу книги?

Далее. Сравните две фразы:

а) "Составителям сборника «Воздухоплавание и авиация в России до 1917 г.» (1956) уже было известно, что в выписках Сулакадзева есть подчистки, на что было глухо указано в комментариях к сборнику, но от использования этой рукописи они не отказались.

б) "Авторы сборника "Воздухоплавание и авиация в России до 1917 г." (1956) знали, что в выписках Сулакадзева есть подчистки и сами об этом писали. Однако от использования этой рукописи не отказались."


Первая взята из Википедии, вторая - из поста т.Добровольского. Сначала я подумал, что они восходят к статье Покровской, но потом понял, что восходят они скорее друг к другу.

Во-первых, ни про какие "подчистки" авторы сборника не говорят! Ни глухо, ни звонко, ни в комментариях, нигде. Они пишут о наличии очевидных исправлений и трудночитаемости. Зачем же так сильно увлекаться домысливанием?

Во-вторых, и в сообщении Покровской нет ничего про "подчистки". "Подчистки" и "грубые исправления" - это две бо-о-о-льших разницы, свидетельствующие о диаметрально противоположных мотивах правок. Видимо, подчистки высосаны вот из этого:

"Д.П.Эрастов сфотографировал для нас исправленные места текста и сде­лал несколько отпечатков с большим увеличением.При этом ясно выри­совались буквы, надписанные позднее с нажимом на фоне значительно более бледных штрихов первоначального начертания слов".

Возможно, кто-то скажет, что на языке исторегов утончённый эвфемизм "более бледные штрихи" и означает "подчистки". А почему тогда "грубо исправлен рукой" так и будет - "грубо исправлен рукой"? Я здесь не вижу ничего про подчистки. А то, что текст правки обычно ярче и жирнее первоначального - так это к "подчисткам" никакого отношения не имеет. 

Во-третьих, в принципе, в сообщении Покровской нет явной претензии к самому факту "использования рукописи". Есть а) констатация факта использования:

"Рукопись Сулакадзева (ее фототипия) включена в сборник документов и материалов по истории воздухоплавания в России, изданный Централь­ным государственным военно-историческим архивом СССР совместно с Институтом истории естествознания и техники Академии наук СССР."

б) выражение претензий к якобы неадекватным, по мнению Покровской, комментариям (см. выше)

(Не забываем, что перед нами - _сборник_. За редким исключением материалы в нём приведены вообще без комментариев, лишь со ссылкой на источник.) 

и в) выражение уверенности:

"Такая общая, ничего не уточняющая отговорка не избавит специа­листов от переоценки документа в связи с новым его прочтением, по­скольку перед ними стоит задача большого значения — восстановить пер­вые моменты истории русской авиации."

Возможно, под "переоценкой" автор и понимает отказ от использования. А может - прославление Вурцеля ("восстановить пер­вые моменты русской авиации"). Не знаю и не хочу гадать. 

Но ГЛАВНОЕ, повторюсь, не в этом. ОФИЦИАЛЬНОЕ СОМНЕНИЕ в достоверности рукописи Сулакадзева БЫЛО ВПЕРВЫЕ ВЫСКАЗАНО, насколько можно понять, лишь в 1958 (ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМОМ) году. (Советским, кстати, учёным.)

Так вот претензии в "злонамеренности" можно предъявлять ТОЛЬКО авторам, писавшим ПОСЛЕ 1958-го. И то - только тем из них, кто с высокой долей вероятности знал о результатах Покровской.

Можно, конечно, приплетать В.Виргинского (1938), детского писателя А.М.Волкова (1940), историка техники В.В.Данилевского (1947), автора ЖЗЛ С.Вишенкова (1950) - утверждая, что "5 минут достаточно, чтобы распознать фальшивку", но всё это болтология.

История же Крякутного была широко растиражирована ещё в конце 1940-х знаменитой книгой В.В.Данилевского "Русская техника", которая разошлась по всей стране и которую прочли тысячи людей, никогда не слыхавших впоследствии о "разоблачениях" Покровской. И не обязанных о них слышать.

А Интернета, как назло, не было ещё несколько десятилетий... Даже великий Пантоха тогда, поди, ничем помочь не мог.

Так кто же фальсификатор? Автор, писавший за десяток лет до того, как один из его источников был поставлен под сомнение? Сельский учитель, который много лет спустя нашёл в библиотеке старую книгу и решил разнообразить урок?

Более того - я более чем уверен, что самому Пантохе в пресловутой советской школе (если он там учился) ни про какого Крякутного ничего не рассказывали. Утверждать я этого не могу, но я так "думаю" (с).
Tags: dmdobrowolski, pantoja, антисоветизм, истореги, крякутной
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment