April 20th, 2009

Про невозвращенцев - вступление

Разговор об истории отечественной генетики редко обходится без упоминания таких личностей, как Тимофеев-Ресовский и Добжанский, которых выставляют жертвами советской власти, пострадавшими за генетику. Мы также не можем обойти их вниманием и рассмотрим на их примере специфический морально-психологический климат, существовавший в определенных слоях отечественной науки и нашедший выражение в т.ч. в феномене "невозвращенчества".

Главный "нюанс", о котором умалчивают многочисленные "сочувствующие" авторы состоит в том, что с конца 1920-х невозвращение на Родину из заграничной поездки было признано советской властью тягчайшим уголовным преступлением – изменой Родине.

21 ноября 1929-го ЦИК СССР принял Постановление об объявлении вне закона советских граждан, оставшихся за рубежом, в котором говорилось:

Collapse )

Про Тимофеева-Ресовского - часть первая

Первые шаги в нашей стране генетика начала делать незадолго до начала Первой мировой войны. Война и последовавшая за ней революция на несколько лет отрезали отечественных ученых от переднего края науки.

В 1921-м Кольцов получил от немецких коллег книгу Моргана «Структурные основы наследственности». В 1922-м в Советскую Россию приехал Герман Мёллер, сотрудник Моргана, который привёз с собой несколько линий дрозофил и рассказал о передовых методах генетических исследований. В результате этих событий произошло приобщение группы отечественных биологов к передовой генетике того времени.   

Ресовский в 1922-м закончил обучение в университете (без диплома) и работал сверхштатным сотрудником у Кольцова.

Collapse )

Про Тимофеева-Ресовского - часть вторая

К 1945 году Ресовский проработал в Германии уже 20 лет(!), практически половину своей сознательной жизни, и если бы советские войска не "пришли за ним", пройдя всю Европу - сам бы он, очевидно, уже не вернулся.

В середине сентября 1945 года Ресовский был задержан в Берлин-Бухе оперативными органами НКВД, перевезен в СССР и помещен на время следствия в тюрьму НКГБ на Лубянке. (Здесь, к слову, происходит его встреча с Солженицыным, о которой тот позже напишет в своём «Архипелаге ГУЛАГ».)

Collapse )

Про Тимофеева-Ресовского - часть третья

В конце 1980-х, на волне перестройки, возник спрос на литературу, изобличающую проклятый тоталитаризм с точки зрения просвещенного гуманизма и ценностей демократии. Даниил Гранин ответил на социальный заказ романом «Зубр» (1986), героизирующим Тимофеева-Ресовского.

Немецкий генетик Бенно Мюллер-Хилл тогда же дал книге Гранина такую оценку: "..Его книга не представляет собой ни серьёзной биографии, ни высокохудожественного произведения. Это лишь хорошо сделанная публицистика, убедительно преподнесённая полуправда".

Collapse )