October 13th, 2010

Вопросы к "катынским документам"


ВОПРОСЫ представителей истца представителю ответчика
(с 1 по 21 задал С. Стрыгин, остальные Ю. Мухин)

1. Уважаемый суд! Подложные исторические документы являются бедствием исторической науки во всех странах, однако, со своей стороны, и историческая наука выработала эффективные способы распознавания фальшивок.

Начнем с того, что в спорных ситуациях историки-источниковеды обращают особое внимание на то, кем персонально был найден неизвестный ранее архивный документ и каким именно образом он был введен в научный оборот, то есть, как он был предъявлен историческому сообществу и интересующейся публике.

Подлинный архивный документ всегда хранится в какой-то конкретной архивной папке и в конкретном архивном фонде, где его случайно или целенаправленно обнаруживает исследователь или сотрудник архива, чьи фамилии не скрываются. Более того, лицо, обнаружившее подлинный, но ранее не известный архивный документ, всячески стремится подчеркнуть свою причастность к его обнаружению. Если обнаруженный архивный документ обладает неснятым грифом секретности, то, согласно действующему законодательству, соответствующими органами в обязательном порядке легально проводится необходимая работа по его рассекречиванию. И только после этого неизвестный ранее документ публикуется в каком-либо авторитетном тематическом сборнике, специализированном историческом журнале, солидной исторической работе или серьезной публицистической статье. То есть, появление в научном обороте подлинного архивного документа сопровождает честность, открытость и отсутствие каких-либо разночтений в обстоятельствах его появления.

До октября 1992 г. документы по «проблеме Катыни» из «пакета №1» не были известны специалистам-историкам и общественности, а до декабря 1991 г. об их существовании не знали даже Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев и члены Политбюро ЦК КПСС, включая А.Н.Яковлева.

В связи с этим у меня первый вопрос к ответчикам про обстоятельства обнаружения документов «пакета №1» по «проблеме Катыни», точнее, один большой вопрос, для удобства разбитый на пять более мелких «подвопросов». Просим вас внятно, под протокол сообщить уважаемому суду:

- кем персонально были найдены в архиве документы «пакета №1» по «проблеме Катыни»?;
- в каком именно архиве и в каком архивном фонде хранились эти документы в момент обнаружения?;
- когда конкретно они были найдены?;
- сколько листов документов «пакета №1» по «проблеме Катыни» тогда было найдено и как на момент обнаружения они были закрыты или запечатаны?;
- как документы «пакета №1» по «проблеме Катыни» были введены в научный оборот?

Collapse )

"Письмо Берии" по Катыни - подделка?

 Среди прочих вопросов к "катынским документам" лично меня более всего заинтересовала проблема подлинности/поддельности небезызвестной записки Берии, занимающей одно из центральных мест среди катынских документов.

"8. Теперь, уважаемый суд, прошу обратить внимание на внешний вид и содержание этих, с позволения сказать, документов. Прошу суд осмотреть так называемое «письмо Берии от …марта 1940 года № 794/Б».

На первой странице этого «письме Берии» резолюция и росписи членов Политбюро нанесены так, что строки «письма» в момент нанесения подписей должны были быть в вертикальном положении. Ни один реальный руководитель-правша так не расписывается. Зато так мог расписаться специалист по подделке почерков, который хотел оставить на подложном документе следы проведенной фальсификации.

Отсюда восьмой вопрос к ответчикам – признаете ли вы, что необычное расположение резолюций членов Политбюро на этом письме в бóльшей степени указывают на его подложность, чем на подлинность?

9. Теперь, уважаемый суд, прошу обратить внимание на атрибуты, так называемого «письма Берии». Из атрибутной записи следует, что оно от неизвестного числа «марта 1940 года № 794/Б». Но наличие на письме номера при отсутствии даты в подлинном документе маловероятно до невозможности, поскольку это одна запись в журнале регистрации и на письме, производимая одним канцелярским работником. Причем, для наносящего эту запись канцелярского работника нанесение даты важнее нанесения номера, поскольку дата свидетельствует о том, что он по своей вине не задержал отправку письма из канцелярии.

Отсюда девятый вопрос к ответчикам – признаете ли вы, что отсутствие даты на этом письме в бóльшей степени указывают на его подложность, чем на подлинность?

10. Суду будет интересно узнать, что впервые эти документы увидели свет 18 лет назад на заседании Конституционного суда, рассматривающего так называемое «дело КПСС» в октябре 1992 года. Документы представили, чтобы обвинить КПСС в расстреле польских офицеров. Но тогда на «письме Берии» № 794/Б стояла дата «5 марта», что со всею определенностью следует из стенограммы процесса. И именно эта дата послужила Конституционному суду в качестве одного из доводов, что данные документы подложные, поскольку невероятно, чтобы письмо 5 марта было зарегистрировано в секретариате НКВД, и тот же день, 5 марта, рассмотрено уже на заседании Политбюро.

И у меня десятый вопрос к ответчикам – признаете ли вы, что после заседания Конституционного суда в 1992 году, Росархив стер с «письма Берии от …марта 1940 года № 794/Б» дату 5 марта?

11. Руководитель Росархива Андрей Артизов в интервью «Российской газете» сообщил, цитирую: «Среди документов, во-первых, записка наркома внутренних дел Лаврентия Берии от 5 марта 1940 года в Политбюро». Отсюда вопрос к ответчикам - у вас что, сохранился более ранний вариант фальшивого письма Берии №794/Б, который предъявляли Конституционному суду в 1992 году, – с датой «5 марта»?

12. У суда уже должен возникнуть вопрос – если известен номер письма и год, то ведь легко узнать по журналу регистрации в НКВД дату его написания. И мы узнали эту дату из писем начальника управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ генерал-майора В.С Христофорова № 10/А-1804 от 31. 12. 2005 и 10/А-120 от 19. 01. 2006 года. Христофоров сообщил, что письмо Берии за № 794/Б являлось сопроводительным письмом к иным документам на 25 листах, и отправлено оно из НКВД 29 февраля 1940 года. То есть, фабрикаторы этих документов уничтожили подлинное письмо Берии № 794/Б и заменили его подложным.

Отсюда одиннадцатый вопрос к ответчикам – признаете ли вы, что подмена подлинного письма Берии № 794/б от 29 февраля 1940 года и приложений к нему некой бумагой с таким же номером без приложений от неизвестного числа марта свидетельствует о подложности этой бумаги?

13. У суда может возникнуть вопрос – а может это, так сказать, письмо без даты и было отправлено 29 февраля? Нет, уважаемый суд, это исключено. Дело в том, что в тексте подложного «письма Берии от …марта 1940 года № 794/Б» содержаться точные числа польских пленных, которые появились в НКВД в справке Сопруненко от 3 марта, посему это письмо никак не могло быть написано и отослано 29 февраля.

И у меня двенадцатый вопрос к ответчикам – признаете ли вы текст «письма Берии от …марта 1940 года № 794/Б» невозможно было написать тогда, когда судя по номеру, оно было реально отослано, то есть, признаете ли вы это еще одним признаком его подложности?

Collapse )