December 4th, 2014

Progenes и "генофонд нации"

Малограмотная ГМО-активистка Радчук порадовала своих поклонников очередной порцией букв. Тут тебе и Лысенко, и генбанки, и урожайность пшеницы. Как одно связано с другим - из бессвязного текста не ясно, но читатели довольны.

В чём конкретно причина низкой урожайности наших пшениц по версии немецкой гуры - понять невозможно. Так что поговорим о генбанках.

Как выясняется, г-жа Radchuk имеет очень СМУТНОЕ представление не только о советской истории (Вавилова у неё арестовывают в разгар войны, хотя арестован он был ещё летом 1940 года) и истории коллекции ВИРа, но даже об истории генбанка института в Гатерслебене, из которого она фамильярно вещает.

Посмотрим, что она рассказывает о коллекции института в Гатерслебене:

<<В 1935 году немцы организуют масштабную экспедицию в Афганистан и Индию. Оттуда привозят 4500 образцов семян, до сих пор сохраняется в Генбанка нашего института.>>
<<В 1941 и в 1943 немцы тщательно собирают образцы семян на Балканах и и Греции. За это время они награбастали вдвое больше семян, чем за время Афганской экспедиции. Они также до сих пор хранится здесь в Генбанке..>>
<<Немцы прибыли на разрушенную станцию и подобрали все подчистую. 10 000 образцов. Все в Генбанк, который и является золотым генофондом нации.>>

Таким образом, со слов progenes к концу войны 1945 году в гатерслебенском Генбанке должно было скопиться более 23,5 тыс. образцов семян, которые бережно <<хранятся там до сих пор>> (4500 + вдвое больше + 10000). А ведь кроме названных ею были ещё экспедиции в Южную Америку, Эфиопию и Эритрею, Тибет...

Картина маслом: сознательные немцы (ничего, что фашисты) бережно собирали каждое семечко в "генофонд нации" (ничего, что грабежом), а тупые лысенко-совки бездарно разбазаривали и гнобили доставшиеся им нахаляву богатства. Через это у нас и урожайность хромает уже 50 лет.

Вот только в реальности всё было немного по-другому. Немцы оказались не такие уж и бережливые, и к концу войны коллекция в Гатерслебене насчитывала... 3,5 тыс. образцов (три с половиной тысячи).

Так что сказки про "хранится до сих пор" - это всё блажь и враньё. Пополнение коллекции осуществлялось силами учёных социалистической ГДР и к моменту объединения Германии коллекция на 95% состояла из послевоенных образцов.

"10000" образцов, захваченные немцами в Детском Селе, не поступали в Гатерслебен. Далеко не факт, что всё это действительно было вывезено - что не получалось вывезти немцы просто уничтожали. Многое из вывезенного занимавшийся этим Вальтер Херцш по некоторым данным просто присвоил. Кое-что он высылал в Институт селекционных исследований в Мюнхеберге. (Возможно, что-то в итоге и попало в Гатерслебен, но совсем в другом объёме).

Что до коллекции ВИРа, то её значение для селекции признавалось всегда, в т.ч. злым Лысенкой и его учениками. Так что вот это просто ложь или незнание:<<Они в курсе, что на Вавилова гонения и понимают, что никому и коллекция не будет надо.>>

Культурных немцев, к слову, интересовал не только "генофонд" - они тащили всё, от ценных вещей до гербариев и книг. Из Детского села было вывезено или погибло 60 тыс. цветов, из базы под Павловском - 120 тыс. плодово-ягодных деревьев и кустарников.

Наконец, нельзя не заметить, что словосочетание "генофонд нации" автор использует явно не по назначению, что не может не резать слух.