А. Т. (lysenkoism) wrote,
А. Т.
lysenkoism

Categories:

Золотой рис, патенты и progenes

progenes: <<Потрикус до сих пор бъется лбом об стену патентов. Недавно была на его докладе.. Я не понимаю, почему вы вообще обошли тему патентования. Это ключевая проблема золотого риса вообще. Потрикус давит всюду, где только можно, чтоб сняли патенты>>.
lysenkoism: Ещё в 2001 году Потрикус объявил вопрос с патентами закрытым (в смысле - успешно решённым) и больше к нему не возвращался. Тема уже 12 лет как неактуальна.
progenes: <<Враньё>>

Поскольку свою очевидную неправоту и незнание progenes ругательно отказывается признавать, придётся подробнее рассказать о т.н. "проблеме" золотого риса с патентами...


Первоначально Потрикус заявлял, что золотой рис создан без финансирования со стороны биотехнологических компаний, что-де позволит свободно распространять его среди нуждающихся из развивающихся стран.


Весной 2000 года «неожиданно» выяснилось, что в своей работе над золотым рисом Потрикус и Байер использовали методы и материалы, защищённые многочисленными патентами, принадлежащими частным компаниям и университетам, и на пути «свободного» распространения продукта могут встать чужие права интеллектуальной и технической собственности.

Потрикус неоднократно ссылался на собственную «неопытность» в деле коммерциализации продуктов биотехнологии, однако невозможно поверить, что Потрикус и Байер не предвидели подобного рода проблем.

Достаточно сказать, что «неопытный» Потрикус к тому моменту являлся соавтором трёх десятков патентов, большая часть которых принадлежала компании «Новартис»*. Да и собственный золотой рис Потрикус и Байер, что характерно, поспешили запатентовать...

В мае 2000-го неожиданно для всех было объявлено, что «изобретатели золотого риса» Потрикус и Байер передают свои права на культуру компании «Зенека»* — в обмен на помощь в решении патентных проблем, а также в дальнейшей разработке, проведении испытаний и прохождении процедуры одобрения культуры регулирующими органами. Проще говоря — во всей дальнейшей работе над культурой.

«Зенека» получала исключительные права на коммерческое использование золотого риса (в первую очередь — в развитых странах), а Потрикус и Байер получили право на некоммерческое, «гуманитарное» использование культуры — в развивающихся странах, в хозяйствах с годовым доходом от культивирования риса не более 10 тыс долл.

Некоторые критики сочли этот шаг «сливом» результатов, полученных в общественном секторе, в пользу частной компании. Общественная организация RAFI называла договор с «Зенекой» поспешным и ненужным.

Для компаний отрасли эта тема стала неплохим поводом для пиара. В августе 2000-го на конференции в Индии «Монсанто» заявила, что передаёт создателям золотого риса бесплатные лицензии на использование принадлежащих ей патентов.

Потрикус говорил: «Теперь я очень надеюсь, что другие обладатели прав интеллектуальной собственности, использованной в разработке золотого риса, последуют великодушному примеру ''Монсанты'' и предоставят бесплатные лицензии для гуманитарного использования технологии и её передачи развивающимся странам».

В октябре 2000-го был опубликован доклад ISAAA. На грант, выделенный Фондом Рокфеллера, ISAAA провела аудит «золотого риса» на предмет прав интеллектуальной собственности и обнаружила, что золотой рис «в его текущей форме» может затрагивать до 70 патентов, принадлежащих трём десяткам правообладателей.

Цифра 70 патентов и 31-32 правообладателя вошла в литературу и используется в многочисленных презентациях о золотом рисе для иллюстрации всей сложности проблемы с интеллектуальными правами.

Однако, как отмечалось ещё в докладе ISAAA, эта цифра может быть завышенной, и в большинстве стран бoльшая часть этих патентов не имеют силы.

Выявленные патенты были актуальны прежде всего для Америки и Европы. Что касается развивающихся стран Азии (целевых для «гуманитарного» золотого риса) — то количество патентов, имеющих в них силу, можно было пересчитать по пальцам: Вьетнам — 9, Индонезия — 6, Индия — 5, Филиппины — 1, Бангладеш — 0, Мьянма — 0, Таиланд — 0.

Создаётся впечатление, что доведение золотого риса до филиппинских и бангладешских детей от патентов зависело чуть менее, чем никак. А вот вывод коммерческих сортов золотого риса на рынок США (44 патента) зависел от урегулирования вопросов с патентами гораздо больше...

ISAAA перечисляла следующие варианты урегулирования проблемы с патентами: 1) идти новаторским путём, генерируя на каждом шагу новые изобретения и, тем самым, уклоняясь от чужих патентов — путь долговременный и дорогостоящий; 2) оптимизировать используемые конструкты и по возможности синтезировать собственные гены, сокращая зависимость от чужих патентов; 3) отказ правообладателей от претензий в публичном или частном порядке — пример подали «Зенека» и «Монсанто»; 4) игнорировать все патенты — наиболее дешёвый путь, чреватый в долгосрочной перспективе судебными исками; 5) переговоры и получение лицензий от всех правообладателей; 6) сочетание перечисленных подходов.

* * *
Сейчас уже трудно восстановить хронологию, но создаётся впечатление, что до соглашения с «Зенекой» вопрос о сколько-нибудь серьёзной проблеме золотого риса с патентами вообще не поднимался публично.

Уже после объявления о соглашении с «Зенекой» выяснилось, что она в этой истории возникла отнюдь не случайно и не в мае 2000-го, а гораздо раньше. Оказалось, что работы над золотым рисом получали финансирование не только от фонда Рокфеллера, но также от Европейского союза и Швейцарской федерации...

В 1996-2000 гг. создатели золотого риса (в частности, группа Байера) получали финансирование от Европейского союза в рамках исследовательского проекта «Каротин плюс». Условием этого финансирования, как сообщается, было участие в исследованиях компании со стороны биотехнологической отрасли. Такой партнёрской компанией и стала (уже тогда, во второй половине 1990-х) «Зенека».

В октябре 2000-го в ответ на критику Потрикус выражался максимально недвусмысленно: «''Зенека'' [была нашим партнёром по гранту Евросоюза и] имела поэтому законные права на золотой рис».

Если вам кажется, что это несколько противоречит тому, что Потрикус говорил ранее, то вам не кажется — Потрикус вообще в разное время делал множество утверждений, которые, мягко выражаясь, плохо стыкуются.

Как бы то ни было, уже к концу 2000 года вопросы с патентами были урегулированы — путём получения бесплатных лицензий.

В статье, опубликованной в начале 2001-го, Потрикус писал: «Сегодня мы в ситуации, когда мы получили устное подтверждение на бесплатные лицензии для гуманитарного использования по всем правам интеллектуальной и технической собственности. В настоящее время детали не могут быть раскрыты, поскольку некоторые владельцы прав интеллектуальной собственности предпочитают анонимность. ..Ситуацию с правами интеллектуальной собственности было проще решить, чем ожидалось».

В январе 2001-го первые образцы золотого риса поступили в Международный исследовательский институт риса (IRRI) на Филиппинах. В совместном пресс-релизе IRRI, Фонда Рокфеллера и «Сингенты» отмечалось: «Доставка золотого риса из лабораторий его изобретателей в Европе стала возможной в результате дарения лицензий на интеллектуальную собственность от ''Syngenta Seeds AG'', ''Syngenta Ltd'', ''Bayer AG'', ''Monsanto Company Inc.'', ''Orynova BV'' и ''Zeneca Mogen BV''».

В феврале 2001-го Потрикус писал: «..Я благодарен всем тем компаниям, которые даровали бесплатные лицензии на права интеллектуальной и технической собственности, дабы позволить гуманитарное использование золотого риса в развивающихся странах». «..Мы, наконец, решили проблемы с правами интеллектуальной/технической собственности..».

Впоследствии Потрикус вспоминал: «Благодаря поддержке патентных юристов ''Сингенты'' (которые сократили 70 патентов общего характера до пригоршни патентов, которые могли быть важны), переговорным навыкам нашего партнёра д-ра Дюбока и доброй воле держателей патентов из частного сектора, эта проблема была решена менее чем за полгода».

И ещё: «..Оказалось возможным решить эту проблему, первоначально казавшуюся непреодолимой, менее чем за полгода, так что она не задержала проект ни на день».


А теперь, если угодно, сравните это с утверждениями progenes.


*В ноябре 2000-го произошло слияние сельскохозяйственных подразделений "АстраЗенеки" и "Новартиса" ("Зенека Агрокемикалс" и "Новартис Агрибизнес"), в результате чего была образована "Сингента". Соответственно, начинала работу "Зенека", а продолжила "Сингента".
Tags: progenes, гмо, золотой рис, потрикус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments