А. Т. (lysenkoism) wrote,
А. Т.
lysenkoism

http://www.mosoblpress.ru/yarosl/show.shtml?d_id=6550

Еще раз о Т. Д. Лысенко

возвращаясь к напечатанному

«Он мичуринской дорогой
смело нас ведет вперед, вейсманистам­морганистам
нас дурачить не дает».

Эти посвященные Т. Д. Лысенко ироничные строки из репертуара раннего Сергея Никитина невольно вспомнились, когда я с изумлением прочитал беседу с историком науки, профессором П. С. Бородиным («Миф о Лысенко», ПЯ № 39 от
13.10. 06 г.).
Теперь, когда «буржуазная лженаука» вейсманизм­морганизм, послужившая основой современной генетики, является общепризнанной, петь осанну человеку, возглавившему разгром советской генетики, как­то, мягко говоря, неудобно.
Пусть не обижается уважаемый историк науки, но свидетельства генетика, Лауреата Ленинской премии, академика Н. П. Дубинина, бывшего директора Института общей генетики АН СССР, для меня авторитетнее. Я имею в виду автобиографическую книгу Н. П. Дубинина «Вечное движение» (М., Политиздат, 1973).
В книге Т. Д. Лысенко уделено много внимания. Рассказывается и о том, «как высоко ценил Н. И. Вавилов начало научного пути Т. Д. Лысенко. Однако прошло известное время, и наступил перелом. Н. И. Вавилов довольно долго не принимал всерьез нападок Т. Д. Лысенко на основы современной биологии и генетики, полагая, что пройдет какой­то период и всё образуется. Он не мыслил того, чтобы кто­нибудь смог нанести заметный урон генетике, которая опирается на мировой опыт науки. В 20­х и 30­х годах, когда разработка хромосомной теории наследственности упрочила ее основы как материалистической науки, это сделать, казалось, тем более было невозможно».
Увы, Н. И. Вавилов ошибся в своих ожиданиях. «Притягательность выступлений Т. Д. Лысенко состояла в том, что он настойчиво ставил вопрос о немедленном использовании науки для прогресса сельского хозяйства. И действительно, ряд его предложений казался очень эффективным и получил широкое применение в селекции, в агротехнике колхозов и совхозов. Создалось впечатление, что он включился как большая сила в неодолимое социальное движение по созданию нового сельского хозяйства».
Это, однако, была лишь видимость.
«К 1937 году стали обнаруживаться расхождения в содержании слова и дела в деятельности Т. Д. Лысенко. Если высказывания Н. И. Вавилова о связи генетики с практикой, хотя бы в перспективе, были правильными — за ним стоял опыт и дела реальной науки и практики, — то дела Т. Д. Лысенко начали отрываться и от его слов и от реальной науки… Но потребовалось еще много времени, прежде чем всё стало на свое место».
Говоря о достижениях Т. Д. Лысенко в практике сельского хозяйства, П. С. Бородин, в частности, называет применение яровизации, позволяющее расширять районы применения сортов; летние посадки картофеля на юге, улучшающие посадочный материал и т. д.
А вот что пишет об этом Н. П. Дубинин: «Положение Т. Д. Лысенко и его группы в последние годы (к 1948 году — А. Л. ) стало очень непрочным. Его усилия убедить ученых в правоте своих идей и методов оказались безуспешными. Практические предложения терпели крах. На нет сошло применение яровизации, летних посадок картофеля и посевов по стерне. Шумные обещания создать зимостойкую пшеницу для Сибири, которые так тожественно были даны им в 1939 году, оказались пустым звуком. Т. Д. Лысенко выбросил новую сенсацию о создании потрясающе урожайной ветвистой пшеницы, но никто из серьезных ученых­биологов и селекционеров уже не верил его обещаниям».
Время показало, что «ветвистая пшеница» была настоящей «развесистой клюквой».
Отсылаю интересующихся драматической историей советской генетики к названной книге Н. П. Дубинина: узнаете много интересного, а заодно сможете оценить правомерность позиции историка науки П. С. Бородина.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments