А. Т. (lysenkoism) wrote,
А. Т.
lysenkoism

Category:

Как отсебятину Алексиевич разоблачали ещё 30 лет назад

В середине 1992 года несколько героев книги Алексиевич "Цинковые мальчики" подали на писательницу в суд. Короткие выдержки из материалов дела Алексиевич включила в следующее издание своей книги.

Разумеется, процесс был представлен в прессе как <<преследование писательницы за демократические убеждения и покушение на свободу творчества>>. Не совсем понятно только, кто именно преследовал, если СССР уже не было, а независимой Беларусью рулил великий демократ Шушкевич...

Ниже - прекрасный образчик "логики" будущей нобелиатки. На неё подал в суд один из героев, выведенный в книге под другой фамилией. "Демократическая" пресса, активно поддержавшая писательницу, высмеяла истца - чего это он возбудился, фамилия же не его? Потом на суде Алексиевич признала, что это действительно он, а фамилию она изменила для безопасности. Но коль скоро фамилия изменена... то это уже и не он, а "собирательный образ", и никаких претензий по поводу искажения его слов предъявлять не должен! 

ЛЯШЕНКО О.С.: <<Один из монологов подписан моим именем (фамилия указана неправильно). <>
Алексиевич полностью исказила мой рассказ, дописала то, что я не говорил, а если говорил, то понимал это по-другому, сделала самостоятельные выводы, которые я не делал. Часть высказываний, которые написала С. Алексиевич от моего имени, унижают и оскорбляют мои честь и достоинство.<>
[Я] такое не говорил, так не думаю и считаю, что эти сведения порочат мою честь как мужчины, человека, солдата...>>

АЛЕКСИЕВИЧ: <<..Я боялась, что у тебя могут быть неприятности с КГБ, ведь вас всех заставляли подписывать бумагу о неразглашении военной тайны. И я изменила твою фамилию. Я изменила ее, чтобы защитить тебя, а теперь должна этим же от тебя сама защищаться. Поскольку там не твоя фамилия, то — это собирательный образ... И твои претензии безосновательны...>>

(К слову, в монологе Ляшенко не было никакой "военной тайны" даже близко.)

ПЛАТИЦИНА Е.Н.: <<Один из монологов, как матери погибшего в Афганистане майора А.Платицина, подписан моим именем. <> В монологе, напечатанном в газете и книге, искажен мой рассказ о сыне. С.Алексиевич, несмотря на то, что книга документальная, некоторые факты добавила от себя, многое из моих рассказов опустила, сделала самостоятельные выводы и подписала монолог моим именем".
"Вы говорите, что я должна ненавидеть государство, партию... А я горжусь своим сыном! Он погиб как боевой офицер. Его все товарищи любили. Я люблю то государство, в котором мы жили, СССР, потому что за него погиб мой сын. А вас ненавижу!>>

КЕЦМУРА Т.М.: <<Как я познакомился со знаменитейшей писательницей мирового уровня? Нас познакомила фронтовичка Валентина Чудаева. Она мне сказала, что эта писательница написала книгу «У войны не женское лицо», которую читают во всем мире. Потом я на одной из встреч с фронтовиками разговаривал с другими женщинами-ветеранами, они мне сказали, что Алексиевич сумела из их жизни сколотить себе состояние и славу, теперь взялась за «афганцев». <>
Я сам могу написать книгу... Когда мы встретились, я с ней отказался разговаривать, я так ей и сказал, что мы сами, кто там был, напишем книгу. Напишем лучше ее, потому что она там не была. Что она может написать? Только причинит нам боль.
Алексиевич теперь пишет книгу о Чернобыле. Это будет не меньшая грязь, чем та, что вылита на нас. Она лишила моральной жизни все наше «афганское» поколение. Получается, что я — робот... Компьютер... Наемный убийца... И мне место в Новинках под Минском, в сумасшедшем доме... Мои друзья звонят и обещают набить морду, что я такой герой... Я взволнован... Прошу прощения...>>

ГОЛОВНЕВА И.С.: <<В опубликованном за моей фамилией монологе имеются неточности и искажения фактов, сообщаемых мною С.Алексиевич, а также явная ложь, вымыслы, т.е. изложение с моих якобы слов обстоятельств, о которых я не сообщала и не могла сообщить. Вольная интерпретация моих высказываний, а также явные домыслы, изложенные от моего имени, порочат мою честь и достоинство, тем более что повесть документальная. Как я полагаю, автор-документалист обязан в точности излагать полученную информацию, иметь записи бесед, согласовывать тексты с интервьюируемым.<>
Считаю, что Алексиевич, решив представить события, связанные с войной в Афганистане, не только как политическую ошибку, а и как вину всего народа, тенденциозна, а зачастую и просто домысливала обстоятельства, якобы имевшие место в интервью. Цель ее — преподнести наш народ — солдат, побывавших в Афганистане, их родственников — как людей беспринципных, жестоких, безразличных к чужим страданиям>>.


Алексиевич, вероятно, полагает, что обвинения истцов были неубедительны и она их все мастерски парировала - так что не стыдно отрывки и в книгу включить. Однако лично мне слова этих людей (местами сбивчивые и противоречивые) кажутся вполне искренними. Не говоря уже о том, в 1992 году признаваться в любви к нашей родине СССР было абслолютно непрофитабельно.  

Да, они не поймали её на какой-то совсем уж чудовищной лжи. Они лишь чувствовали себя обманутыми, потому что она взяла их боль, отредактировала, добавила перца - и использовала в своих интересах, придав чуждое пропагандистское звучание.           

Алексиевич учла "ошибки" по-своему - и в следующем издании книги она просто убрала все фамилии! А нет фамилии - "и твои претензии безосновательны", можно вкладывать в уста героя любую отсебятину... 


http://militera.lib.ru/research/aleksievich1/04.html
Tags: алексиевич
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments