А. Т. (lysenkoism) wrote,
А. Т.
lysenkoism

Categories:

Лысенко и арест Вавилова, ч.1

Часто можно услышать, что-де Трофим Денисович Лысенко лично виноват в аресте и гибели Николая Ивановича Вавилова. На это можно ответить одно - за все годы так и не было предоставлено ни одного доказательства непосредственной причастности Лысенко к аресту Вавилова, зато была нагромождена огромная гора домыслов.

Антилысенковцы могут сказать, что им не нужны никакие доказательства, всё и так понятно - но это будет лукавством, доказательства им очень нужны и они пытались отыскать их все эти годы, но тщетно.

Начнём с конца. Записка Презента

Слухи о причастности Лысенко к делу Вавилова ходили всегда - в этом нет ничего удивительного. В конце 1930-х Вавилов и Лысенко находились в открытом противостоянии как главы враждующих "школ". Поэтому когда Вавилова арестовали (в августе 1940-го), легко догадаться, на кого "подумали".

Но вот закавыка - разговоры разговорами, а ни одного документа, непосредственно обличающего Лысенко в причастности к аресту Вавилова, у антилысенковцев не было (о том, что они выдавали за документы мы ещё скажем ниже).

Лишь в 2002 году, после многих лет бездоказательных сплетен (по сути - клеветы?) они нашли нечто, похожее на документ - и поспешили заявить, что теперь-то уж точно всё доказано.

А обнаружить удалось всего лишь докладную записку Исая Израилевича Презента образца июня 1939 года по поводу 7-го Международного генетического конгресса на имя Вячеслава Михайловича Молотова. А на записке - резолюция Лысенко, что он с ней согласен.

Трезвомыслящий человек задал бы вопрос - а какое отношение эта записка Презента имеет к аресту Вавилова? Но антилысенковцы лишними вопросами себя не утруждают - достаточно того, что в этой записке о Вавилове говорится плохо.

Юрий Николаевич Вавилов поспешил выступить со статьёй "Роль Трофима Лысенко в аресте и гибели Н.И.Вавилова и его ближайших соратников Г.Д.Карпеченко, Л.И.Говорова, Г.А.Левитского", где сообщал об обнаруженном документе и приводил цитаты из него явно антивавиловского содержания:

«...Хору капиталистических шавок от генетики в последнее время начали подпевать и наши отечественные морганисты. Вавилов в ряде публичных выступлений заявляет, что «мы пойдем на костер», изображая дело так, будто бы в нашей стране возрождены времена Галилея».

«Поведение Вавилова и его группы приобрело в последнее время совершенно нетерпимый характер».

«...Вавиловцы и Вавилов в последнее время окончательно распоясались и нельзя не сделать вывод, что они постараются использовать международный генетический конгресс для укрепления своих позиций и положения. Вавилов в последнее время делает все для того, чтобы изобразить, что в нашей стране происходит гонение на науку....В настоящее время подготовка к нашему участию в конгрессе находится целиком в руках Вавилова и это далее никоим образом нельзя терпеть. Если судить по той агрессивности, с которой в последнее время выступает Вавилов и его единомышленники, то не исключена возможность своеобразной политической демонстрации «в защиту науки» против ее «притеснения» в Советской стране. Конгресс может стать средством борьбы против поворота нашей советской науки к практике, к нуждам социалистического производства, средством борьбы против передовой науки».


Ю.Н.Вавилов делает вывод:
"Как видно, в записке Презента — Лысенко фактически содержится обвинение Н.И.Вавилова в антисоветизме, во враждебности советскому социалистическому строю, что само по себе явилось вполне достаточным поводом для ареста Н.И.".

Он даже знает, что было дальше:
"16 июля 1939 г. Л.Берия, нарком внутренних дел, наверняка зная о письме Презента — Лысенко В.Молотову, направил Молотову записку, в которой сообщал, что НКВД рассмотрел материал о том, что после назначения Лысенко Президентом Академии сельскохозяйственных наук Н.И.Вавилов и возглавляемая им буржуазная школа так называемой «формальной генетики» организовала систематическую кампанию с целью дискредитировать Лысенко как ученого» (книга «Суд палача», стр. 62, 63. М. 1999 г. Изд-во Academia.) и просил дать санкцию на арест Н.И.Вавилова. Эта санкция последовала в следующем, 1940 году. Очевидно, НКВД потребовалось некоторое время для окончательной формулировки обоснования ареста моего отца."

И ставит победную точку:
"Приведенные выше обвинения Н.И.Вавилова Презентом–Лысенко, содержащиеся в ранее неизвестном письме (фактически доносе) Презента—Лысенко Молотову, полностью опровергают мнение об отсутствии свидетельств прямой причастности Т.Лысенко к аресту Н.И.Вавилова".

Тем самым Ю.Н.Вавилов лишний раз признал, что до этого "свидетельства прямой причастности" таки отсутствовали.

Что ж, попробуем разобраться, а является ли "ранее неизвестное письмо" таким свидетельством? Благо, в 2003-м полный текст документа был опубликован Я.Г.Рокитянским.

Прежде всего мелочи - это всё-таки письмо (записка) Презента, а не "Презента-Лысенко". Ю.Н.Вавилов несколько искажает  (хотя, казалось бы, тут каждая буква важна) текст резолюции Лысенко. Она гласит не: "С текстом письма согласен. Лысенко", как пишет Ю.Н.Вавилов, а: "С докладной запиской И.Презента согласен. Академик [Лысенко]".

Опубликованный полный текст документа позволяет видеть, что несмотря на сугубо негативную оценку позиции Вавилова и генетиков, Презент не призывает ни к каким «оргвыводам» в отношении них. Главная мысль записки — к их участию в генетическом конгрессе нужно отнестись крайне осторожно, так как можно ожидать антилысенковских выходок с последующим антисоветским резонансом. Что же предлагает Презент? Арестовать? Расстрелять? Отнюдь:

По нашему мнению, следовало бы также опубликовать, что Вавилов, как председатель конгресса, отнюдь не является делегатом, посылаемым нашей страной, а участвует в конгрессе персонально, и его теоретическая концепция не выражает направления исследований и установок нашей передовой советской агробиологической науки.

Мы ставим и следующий вопрос. Не следовало ли бы в противовес этому конгрессу, в котором явно будут превалировать морганисты, созвать через известный срок у нас в стране Всесоюзный конгресс по генетике-селекции и семеноводству, привлечь к участию в этом конгрессе лучших представителей передовой биологической науки заграницы, имеющих своих отдельных разбросанных по разным странам представителей, но которым очень трудно вести свою линию из-за преобладания и исключительной сплоченности морганистов. Всякий же голос, поданный против морганизма дарвинистами, любыми средствами подавляется. Поэтому дарвинистов Запада и Америки (а такие там, бесспорно, есть, их нужно лишь собрать и сорганизовать) нужно пригласить на этот наш Советский конгресс, с тем чтобы к следующему международному конгрессу по генетике выступить сильным международным фронтом дарвинистов.


Вот и всё. Всего лишь "опубликовать" и "созвать" - никаких "посадить" и "расстрелять".

Позиция самого Лысенко кратко и недвусмысленно обозначена в сопроводительной записке, которую он приложил к письму Презента (да-да, была, оказывается, ещё и записка собственно Лысенко, именно поэтому письмо Презента - это письмо Презента, а записка Лысенко - это записка Лысенко). Приведём её текст полностью:

Председателю Совета народных комиссаров СССР
тов. Молотову В.М.

Посылаю материал по вопросу о седьмом Международном генетическом конгрессе.

Считаю, что посылать делегацию на Международный генетический конгресс от Советского Союза не нужно.

Если же будет решено посылать делегацию, то категорическая просьба меня не включать в ее состав для поездки на конгресс.

Академик [Т.Д.Лысенко].


Таким образом, вместо призыва к расправе с Н.И.Вавиловым со стороны Т.Д.Лысенко мы видим всего лишь выражение мнения о нецелесообразности участия советской делегации в генетическом конгрессе.

Далее. Ю.Н.Вавилов утверждает, что эта записка Презента (именно она!) что-то там за собой повлекла (записку Берии, санкцию на арест...) - только вот всё это, на поверку, БЕСПОЧВЕННЫЕ ДОМЫСЛЫ.

Дело в том, что нет никаких свидетельств того, что записке Презента был дан какой-то ход - что Молотов передал её кому-то для ознакомления и т.д. (Собственно, не представлено даже доказательств, что сам Молотов её хотя бы прочёл).

За декларируемой уверенностью Ю.Н.Вавилова, что Л.П.Берия «наверняка знал» о записке Презента, скрывается отсутствие каких-либо доказательств этого обстоятельства. Это просто высосано из пальца.

Если бы записка Презента сыграла какую-то действительную роль в деле Вавилова — об этом давно было бы известно. По одной простой причине - она была бы подшита к этому делу!

Дело в том, что записку Презента Ю.Н.Вавилов нашёл не сам, ему её принесли. Первоначально не сообщалось, где именно «в ГАРФ» был обнаружен документ — но явно не в следственном деле Н.И.Вавилова. В противном случае записку обнаружил бы ещё в 1965-м М.А.Поповский, получивший тогда доступ к делу Вавилова, а впоследствии её бы обнаружил и сам Ю.Н.Вавилов, знакомясь с делом. Однако ни тот, ни другой этой записки в деле не видели, а обнаружили её другие люди и в другом месте (как выяснилось позже - в архиве Совнаркома). Но если записки Презента не было в следственном деле Вавилова (и, судя по всему, она никак не фигурирует в его остальных материалах), то на каком основании ей приписываются юридические последствия в виде ареста  Вавилова?!  

(продолжение)
Tags: берия, вавилов, лысенко, молотов, презент
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment