Tags: потрикус

Блеф "золотого риса" - как всё начиналось

Оригинал взят у gmo_skeptic в Блеф "золотого риса" - как всё начиналось
Когда «золотой рис» был впервые представлен публике в августе 1999 года, его создатели недвусмысленно заявили о способности этой культуры (в её тогдашнем виде) полностью решить проблему дефицита витамина А в развивающихся странах Азии, обеспечив дневную норму потребления витамина А с дневной порцией риса.

В сообщении Инго Потрикуса на Международном ботаническом конгрессе говорилось, что золотой рис производит достаточно бета-каротина, чтобы удовлетворить полную (total) потребность в витамине А с «типичной азиатской диетой» (IBC, 1999/08/05).

Через неделю со страниц журнала «Сайенс» сообщалось: «По словам Потрикуса, всего лишь 300 граммов приготовленного (cooked) риса в день — типичная азиатская диета — обеспечили бы почти полностью дневную потребность в витамине А» (Gura, 1999/08/13).

Со слов создателей золотого риса информация о том, что дневной его порции будет достаточно для полного удовлетворения потребности в витамине А, была широко растиражирована средствами массовой информации.

В сентябре 1999-го немецкая газета «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» писала: «..Содержание бета-каротина столь велико, что уже 300 г хватает, чтобы покрыть дневную потребность в витамине А» (FAZ, 1999/09/08).

Журнал «Нэйчур Биотехнолоджи» не отставал: «Трансгенный рис даёт золотые зёрна, в которых достаточно бета-каротина, чтобы отвечать дневной потребности в витамине А в порции, соответствующей одному приёму пищи (meal-sized portion)» (NBT, 1999/09/17).

«Журнал Американской медицинской ассоциации» сообщал: «По словам Потрикуса, некоторые линии дают рис с достаточно высоким содержанием бета-каротина, чтобы обеспечить дневную потребность в витамине А c 300 г приготовленного риса» (Friedrich, 1999/10/27:1509).

В декабре 1999 года Гордон Конвэй и Гэри Тониссен из Фонда Рокфеллера сообщали со страниц журнала «Нэйчур» максимально недвусмысленно: «Зерно трансгенного риса имеет светлый золотисто-жёлтый цвет и содержит достаточно бета-каротина для удовлетворения человеческой потребности в витамине А одним только рисом (from rice alone)» (Conway & Toennissen, 1999:C58).

На эти слова Конвэя и Тониссена стоит обратить особое внимание — позже они от них откажутся...

Итак, было обещано, что 300 граммов приготовленного(!) риса (что соответствует 100 граммам сухого) «полностью» или «почти полностью» удовлетворят дневную потребность в витамине А.

14 января 2000 года в журнале «Сайенс» вышла статья создателей золотого риса (Ye et al.). Её предваряла опубликованная в том же номере статья Мэри Лу Герино, в которой говорилось: «Первоначальные расчёты предполагают, что эти инженированные растения могут обеспечить достаточно провитамина А для удовлетворения рекомендуемой нормы потребления с дневной порцией (daily ration) риса» (Guerinot, 2000/01/14).

В тот же день газета «Лос-Анджелес Таймс» писала: «Лабораторные тесты показывают, что растения [золотого риса] могут обеспечить достаточно бета-каротина для выработки организмом рекомендуемой дневной нормы витамина А из дневной порции риса» (Hotz, 2000/01/14).

(Следует отметить, что в последних статьях «дневная потребность» была выражена совершенно конкретным показателем — рекомендуемой нормой потребления (РНП)...)

* * *
Первоначально мало кто обратил внимание на то, что же на самом деле писали теперь создатели золотого риса.

В январской статье Потрикус сотоварищи впервые назвали конкретную цифру — сколько каротиноидов содержит «лучшая» экспериментальная линия их риса (впоследствии, что характерно, отбракованная, как это обычно и бывает). Оказалось — 1,6 мкг/г...

Авторы заявляли: коль скоро гетерозиготная экспериментальная линия с разноокрашенными зёрнами уже содержит 1,6 мкг/г каротиноидов, «кажется реалистичной цель» получения гомозиготных линий с содержанием каротиноидов в 2,0 мкг/г, что, в свою очередь, «корреспондирует» с эквивалентом 100 мкг ретинола в 300 г риса (p.305).

Но что это за величина такая — 100 мкг ретинола? Вероятно, это та самая «дневная потребность» в витамине А? Оказывается, вовсе даже и нет.

Обещая удовлетворить "дневную потребность" в витамине А, создатели золотого риса никогда не уточняли - какова точная величина той потребности, которую они собираются удовлетворить. И чья это потребность - ребёнка или взрослого? Вопрос не праздный, коль скоро потребность, скажем, дошкольника и кормящей матери отличаются в несколько раз.

Так вот 100 мкг ретинола - это 1/4 нормы потребления для дошкольника (400 мкг) и 7,7% нормы потребления для кормящей матери (1300 мкг).

В то самое время, когда журналисты (со слов создателей золотого риса) обещали публике полное удовлетворение рекомендуемой нормы потребления витамина А, сами создатели золотого риса писали уже нечто совсем иное.

* * *
Как только в январе 2000-го были впервые опубликованы конкретные цифры содержания каротиноидов в экспериментальных растениях золотого риса, специалистам стало ясно, что первоначальные утверждения Инго Потрикуса о способности золотого риса полностью обеспечить рекомендуемую норму потребления витамина А, широко растиражированные в СМИ и научных изданиях, совершенно не соответствовали действительности.

Однако никакого опровержения прежних утверждений не последовало. Авторы великодушно позволили всем желающим повторять их и дальше.

Информация о «достаточном» количестве бета-каротина в золотом рисе для удовлетворения нормы потребления витамина А была повторена в новостном сообщении на сайте Всемирного банка (Worldbank.org, 2000/01/18), выступлении Рональда Кантрела и Джина Хеттела из Международного института риса (Филиппины) на международном симпозиуме (Cantrell & Hettel, 2001:186), статье Колина Сэйджа (Sage, 2002:150) из Университетского колледжа в Корке (Ирландия), статье Лины Трипати (Tripathi, 2005:1474) из Международного института тропического сельского хозяйства в Кампале (Уганда), статье Монкомбу Сваминатана (Swaminathan, 2006:167), почтенного индийского генетика и высокопоставленного члена различных международных организаций, и др.

Приключения цифр (по методу Потрикуса)

В 2001 году Инго Потрикус с соавт. (Lucca et al., 2001) сообщали о результатах биообогащения риса железом: очищенный (de-husked) трансгенный рис содержал до 22 мкг/г железа по сравнению с 10 мкг в исходном сорте.  Читаем:

In fact, the iron intake from a daily consumption of about 300 g of rice by an adult (IRRI 1993) would be increased from around 3 mg, for wild-type rice, to about 6 mg for our transgenic rice with the highest iron content.

В переводе: При условии дневного потребления взрослым около 300 г риса замена обычного риса [содержание железа — 10 мкг/г] на трансгенный с наивысшим содержанием железа [22 мкг/г] позволит увеличить получение железа с 3 мг до 6 мг.

Считаем: 300 г * 10 мкг/г = 3000 мкг = 3мг, 300 г * 22мкг/г = 6600 мкг = 6,6мг. Вроде всё сходится.

Проходит два года. Специалисты Международного института риса (IRRI), тесно сотрудничавшие с Потрикусом, выпускают статью о дальнейших успехах в биообогащении риса железом (Vasconcelos et al., 2003). Максимальное содержание железа в полированном (milled) рисе составило 37 мкг/г. Читаем.

The US RDA for iron is 18 mg/ day. If we take into consideration a daily serving of about 300 g of rice per day, then we would obtain around 33% of the RDA by ingesting ferritin rice.

В переводе: Американская норма потребления железа составляет 18 мг в день. Если принять в расчёт дневную порцию около 300 г риса, тогда из трансгенного риса мы получили бы около 33% РНП.

Считаем: 33% РНП - это 6 мг железа [18 мг * 33% = 6 мг].

Итак, содержание железа в экспериментальном трансгенном рисе выросло, как нам сообщают, почти в 2 раза (с 22 до 37 мкг/г), а из 300 граммов риса по-прежнему получаются всё те же 6 мг (шесть миллиграммов) железа.

КАК ТАК?

По идее, Васконселос с соавт. должны были получить следующий результат:
- содержание железа в дневной порции риса: 300г * 37мкг/г = 11100мкг = 11,1мг
- процент от РНП: 18мг/11,1мг = 61,7%

Как 61,7% превратились в 33,3%? а главное - зачем... Авторы же вроде не враги себе, чтобы занижать показатели собственного риса.


Lucca P., Hurrell R., Potrykus I. (2001) Genetic engineering approaches to improve the bioavailability and the level of iron in rice grains // “Theor Appl Genet”, 102: 392-397.

Vasconcelos M., Datta K., Oliva N., Khalekuzzaman M., Torrizo L., Krishnan S., Oliveira M., Goto F., Datta S.K. (2003) Enhanced iron and zinc accumulation in transgenic rice with the ferritin gene // “Plant Science”, 164 (3): 371-378.



Продолжение

Золотой рис, патенты и progenes

progenes: <<Потрикус до сих пор бъется лбом об стену патентов. Недавно была на его докладе.. Я не понимаю, почему вы вообще обошли тему патентования. Это ключевая проблема золотого риса вообще. Потрикус давит всюду, где только можно, чтоб сняли патенты>>.
lysenkoism: Ещё в 2001 году Потрикус объявил вопрос с патентами закрытым (в смысле - успешно решённым) и больше к нему не возвращался. Тема уже 12 лет как неактуальна.
progenes: <<Враньё>>

Поскольку свою очевидную неправоту и незнание progenes ругательно отказывается признавать, придётся подробнее рассказать о т.н. "проблеме" золотого риса с патентами...


Первоначально Потрикус заявлял, что золотой рис создан без финансирования со стороны биотехнологических компаний, что-де позволит свободно распространять его среди нуждающихся из развивающихся стран.


Весной 2000 года «неожиданно» выяснилось, что в своей работе над золотым рисом Потрикус и Байер использовали методы и материалы, защищённые многочисленными патентами, принадлежащими частным компаниям и университетам, и на пути «свободного» распространения продукта могут встать чужие права интеллектуальной и технической собственности.

Потрикус неоднократно ссылался на собственную «неопытность» в деле коммерциализации продуктов биотехнологии, однако невозможно поверить, что Потрикус и Байер не предвидели подобного рода проблем.

Достаточно сказать, что «неопытный» Потрикус к тому моменту являлся соавтором трёх десятков патентов, большая часть которых принадлежала компании «Новартис»*. Да и собственный золотой рис Потрикус и Байер, что характерно, поспешили запатентовать...

В мае 2000-го неожиданно для всех было объявлено, что «изобретатели золотого риса» Потрикус и Байер передают свои права на культуру компании «Зенека»* — в обмен на помощь в решении патентных проблем, а также в дальнейшей разработке, проведении испытаний и прохождении процедуры одобрения культуры регулирующими органами. Проще говоря — во всей дальнейшей работе над культурой.

«Зенека» получала исключительные права на коммерческое использование золотого риса (в первую очередь — в развитых странах), а Потрикус и Байер получили право на некоммерческое, «гуманитарное» использование культуры — в развивающихся странах, в хозяйствах с годовым доходом от культивирования риса не более 10 тыс долл.

Некоторые критики сочли этот шаг «сливом» результатов, полученных в общественном секторе, в пользу частной компании. Общественная организация RAFI называла договор с «Зенекой» поспешным и ненужным.

Для компаний отрасли эта тема стала неплохим поводом для пиара. В августе 2000-го на конференции в Индии «Монсанто» заявила, что передаёт создателям золотого риса бесплатные лицензии на использование принадлежащих ей патентов.

Потрикус говорил: «Теперь я очень надеюсь, что другие обладатели прав интеллектуальной собственности, использованной в разработке золотого риса, последуют великодушному примеру ''Монсанты'' и предоставят бесплатные лицензии для гуманитарного использования технологии и её передачи развивающимся странам».

В октябре 2000-го был опубликован доклад ISAAA. На грант, выделенный Фондом Рокфеллера, ISAAA провела аудит «золотого риса» на предмет прав интеллектуальной собственности и обнаружила, что золотой рис «в его текущей форме» может затрагивать до 70 патентов, принадлежащих трём десяткам правообладателей.

Цифра 70 патентов и 31-32 правообладателя вошла в литературу и используется в многочисленных презентациях о золотом рисе для иллюстрации всей сложности проблемы с интеллектуальными правами.

Однако, как отмечалось ещё в докладе ISAAA, эта цифра может быть завышенной, и в большинстве стран бoльшая часть этих патентов не имеют силы.

Выявленные патенты были актуальны прежде всего для Америки и Европы. Что касается развивающихся стран Азии (целевых для «гуманитарного» золотого риса) — то количество патентов, имеющих в них силу, можно было пересчитать по пальцам: Вьетнам — 9, Индонезия — 6, Индия — 5, Филиппины — 1, Бангладеш — 0, Мьянма — 0, Таиланд — 0.

Создаётся впечатление, что доведение золотого риса до филиппинских и бангладешских детей от патентов зависело чуть менее, чем никак. А вот вывод коммерческих сортов золотого риса на рынок США (44 патента) зависел от урегулирования вопросов с патентами гораздо больше...

ISAAA перечисляла следующие варианты урегулирования проблемы с патентами: 1) идти новаторским путём, генерируя на каждом шагу новые изобретения и, тем самым, уклоняясь от чужих патентов — путь долговременный и дорогостоящий; 2) оптимизировать используемые конструкты и по возможности синтезировать собственные гены, сокращая зависимость от чужих патентов; 3) отказ правообладателей от претензий в публичном или частном порядке — пример подали «Зенека» и «Монсанто»; 4) игнорировать все патенты — наиболее дешёвый путь, чреватый в долгосрочной перспективе судебными исками; 5) переговоры и получение лицензий от всех правообладателей; 6) сочетание перечисленных подходов.

* * *
Сейчас уже трудно восстановить хронологию, но создаётся впечатление, что до соглашения с «Зенекой» вопрос о сколько-нибудь серьёзной проблеме золотого риса с патентами вообще не поднимался публично.

Уже после объявления о соглашении с «Зенекой» выяснилось, что она в этой истории возникла отнюдь не случайно и не в мае 2000-го, а гораздо раньше. Оказалось, что работы над золотым рисом получали финансирование не только от фонда Рокфеллера, но также от Европейского союза и Швейцарской федерации...

В 1996-2000 гг. создатели золотого риса (в частности, группа Байера) получали финансирование от Европейского союза в рамках исследовательского проекта «Каротин плюс». Условием этого финансирования, как сообщается, было участие в исследованиях компании со стороны биотехнологической отрасли. Такой партнёрской компанией и стала (уже тогда, во второй половине 1990-х) «Зенека».

В октябре 2000-го в ответ на критику Потрикус выражался максимально недвусмысленно: «''Зенека'' [была нашим партнёром по гранту Евросоюза и] имела поэтому законные права на золотой рис».

Если вам кажется, что это несколько противоречит тому, что Потрикус говорил ранее, то вам не кажется — Потрикус вообще в разное время делал множество утверждений, которые, мягко выражаясь, плохо стыкуются.

Как бы то ни было, уже к концу 2000 года вопросы с патентами были урегулированы — путём получения бесплатных лицензий.

В статье, опубликованной в начале 2001-го, Потрикус писал: «Сегодня мы в ситуации, когда мы получили устное подтверждение на бесплатные лицензии для гуманитарного использования по всем правам интеллектуальной и технической собственности. В настоящее время детали не могут быть раскрыты, поскольку некоторые владельцы прав интеллектуальной собственности предпочитают анонимность. ..Ситуацию с правами интеллектуальной собственности было проще решить, чем ожидалось».

В январе 2001-го первые образцы золотого риса поступили в Международный исследовательский институт риса (IRRI) на Филиппинах. В совместном пресс-релизе IRRI, Фонда Рокфеллера и «Сингенты» отмечалось: «Доставка золотого риса из лабораторий его изобретателей в Европе стала возможной в результате дарения лицензий на интеллектуальную собственность от ''Syngenta Seeds AG'', ''Syngenta Ltd'', ''Bayer AG'', ''Monsanto Company Inc.'', ''Orynova BV'' и ''Zeneca Mogen BV''».

В феврале 2001-го Потрикус писал: «..Я благодарен всем тем компаниям, которые даровали бесплатные лицензии на права интеллектуальной и технической собственности, дабы позволить гуманитарное использование золотого риса в развивающихся странах». «..Мы, наконец, решили проблемы с правами интеллектуальной/технической собственности..».

Впоследствии Потрикус вспоминал: «Благодаря поддержке патентных юристов ''Сингенты'' (которые сократили 70 патентов общего характера до пригоршни патентов, которые могли быть важны), переговорным навыкам нашего партнёра д-ра Дюбока и доброй воле держателей патентов из частного сектора, эта проблема была решена менее чем за полгода».

И ещё: «..Оказалось возможным решить эту проблему, первоначально казавшуюся непреодолимой, менее чем за полгода, так что она не задержала проект ни на день».


А теперь, если угодно, сравните это с утверждениями progenes.


*В ноябре 2000-го произошло слияние сельскохозяйственных подразделений "АстраЗенеки" и "Новартиса" ("Зенека Агрокемикалс" и "Новартис Агрибизнес"), в результате чего была образована "Сингента". Соответственно, начинала работу "Зенека", а продолжила "Сингента".

Пока Путин разводился

Пока Путин разводился, я продолжал писать про золотой рис. Написал уже страниц пятьдесят. Плюс пятнадцать страниц списка литературы.

Практически все утверждения, сделанные ранее, остались в силе. Некоторые детали уточнены, но на общую картину это не повлияло. Сама культура золотого риса, возможно, весьма перспективна, но вот тот медийный шум, который её окружал все эти годы, представляет собой довольно наглую заГМО-пропаганду с элементами блефа и шантажа оппонентов.

"Медленный прогресс" работ над золотым рисом - результат внутренних и внешних объективных обстоятельств, на которые пресловутые "противники ГМО" никак не могли непосредственно повлиять. Поругивая на публику "противников ГМО", Потрикус, на самом деле, копает ни много ни мало под всю систему регулирования ГМО, принятую в мире(!). Так что это пиар с далеко идущими целями. И чем медленнее идёт работа - тем лучше для заГМО-пропаганды, ибо все "задержки" будут списаны на происки противников ГМО недостатки существующей системы регулирования.

Инго Потрикус все эти годы выступал как матёрый пропагандист и не гнушался регулярно делать утверждения, не соответствующие действительности. Из лучших побуждений, конечно.